30 апр 2019 (OFF) Limit (G) :

Девушка на высоте. Часть 2

Начало здесь: Девушка на высоте. Часть 1

Ева восстановила соединение электрокабеля с колючкой и потратила весь запас толстой проволоки, чтобы сделать два резервных канала. Прикручивала их к башне так, чтобы не бросались в глаза. Если вдруг кто-то снова попытается перекусить кабель, энергия пойдет через запасной.

Она понимала, что раз уж случилось одно нападение, то случится и второе. А если она отобьется, то и третье, и четвертое – пока до нее не доберутся. Кроме подключенной к току колючки, да пары карабинов с неполным ящиком патронов, у нее против врага ничего нет. Две руки, две ноги.

Поднялась наверх, к дому. Взяла бинокль, стала осматривать окрестности, медленно перемещаясь по квадратному периметру балкона. Вот сверкающее на солнце блюдце водохранилища, вот крыши поселка, торчащие из зарослей кустов и деревьев. Дальше степь, заброшенный карьер, который колонисты раскопали на свою беду, вокруг него ржавеющие трактора и самосвалы. И опять степь с темной полосой леса вдалеке. Бетонные плиты взлетно-посадочной площадки, которые уже пошли волнами из-за проседания мягкой почвы. Везде тишина и покой. Кроме колышущихся крон деревьев – ни единого движения.

Пережевывая нехитрый обед, Ева бессмысленно смотрела в точку на стене. Крошки черствого хлеба падали на стол, иногда на пол, но девушка, обычно аккуратная, не обращала на это внимания. Она старалась понять – почему мутанты, никогда не пытавшиеся штурмовать башню скопом, вдруг организовались и полезли со всех сторон? Неужели их направил таинственный незнакомец, чьи следы она обнаружила? Да и кабель перерезал он, больше некому. Но как?! Как можно заставить этих монстров действовать по приказу? Это же не собаки! Это злобные, вечно голодные твари, не гнушающиеся пожиранием друг друга.

Ева вскочила из-за стола.

– Я найду его!

В динамике что-то пискнуло.

– Кого?

Она молча собиралась, натягивая на себя походную амуницию.

– Кого ты хочешь найти, Ева?

Остановилась, внимательно оглядываясь по сторонам, вспоминая – не забыла ли чего? Кивнула сама себе – “все взяла”.

– Человека, который привел когтярей к башне.

– И где ты его собралась искать? Если не успеешь за день, будешь ночевать на улице. Это самоубийство! А что станет со мной? С домом?

– Хватит скулить, Альберт.

Постояла несколько секунд на пороге, уже откинув полог, потом обернулась на шипящий динамик.

– Впрочем, ты прав. Прошло уже полдня, до темноты я далеко уйти не успею. И стоит проверить, не нападут ли на башню этой ночью? А если нападут… Возможно, тот человек снова придет с мутантами. Подсветить его прожектором, и...

Ева прикрыла левый глаз, поднесла руку к лицу, выставив указательный палец.

– Пх-х-х! Готово. Всего один хороший выстрел.

Когда стемнело, она долго не могла определиться – включать ли ей прожектора на ночь, или только в крайнем случае? Электричества жалко, аккумуляторы можно опустошить еще до рассвета. Решила зажигать их время от времени, чтобы и энергию сэкономить, и нападение не пропустить. Если оно случится.

Над горизонтом поднимались две маленькие луны, тусклый свет которых не был способен рассеять темноту. Ночь выдалась теплой, без заморозков. На балкон иногда набегал порыв ветра, пытаясь растрепать рыжие кудри Евы, но ей не было холодно.

Девушка поглаживала цевье карабина, прислушивалась к ночи. После захода солнца все звуки, все едва различимые шорохи будто усилились, стали слышны отчетливей и яснее. Сначала это напрягало ее: казалось, будто вокруг башни постоянно кто-то ходит. Ева с трудом сдерживалась, чтобы не включить все освещение. Но постепенно привыкла, успокоилась. Зажигала каждые полчаса по одному прожектору с каждой стороны, и, убедившись в отсутствии опасности, тут же их гасила.

Через несколько часов ее неумолимо потянуло в сон. Она вошла в дом, плеснула в лицо холодной воды, перекинулась парой фраз с Альбертом, чтобы взбодриться. Это помогло, но ненадолго. Вскоре Ева опустила голову, уткнувшись лбом в холодный ствол. Глаза ее закрылись и сознание медленно заскользило в сумрак тревожной дремы.

Вдруг встрепенулась, испуганно озираясь по сторонам. Что-то приснилось ей, что-то скверное, отвратительное, но она никак не могла вспомнить – что именно. Вытерла холодный пот со лба, посмотрела на часы. Пропустила уже три включения прожекторов! А казалось, что заснула лишь на пять минут.

Девушка встала на ноги и, не зажигая свет, прошлась вдоль балкона, прислушиваясь к звукам снизу. Все было тихо, спокойно. Впрочем… В какой-то момент обостренный тревожным ожиданием слух уловил шелест. Потом еще. И еще. Словно шаги по сухой траве, приближающиеся к опорам башни.

Ева вскинула карабин, уперевшись прикладом в плечо, сняла оружие с предохранителя. Потянулась рукой к тумблеру, зажмурилась и включила свет. Яркая вспышка проникла сквозь сомкнутые веки. Девушка медленно открыла глаза, все еще привыкая к свету, посмотрела вниз. Пусто. Никого. Схватила прожектор за рукоять, поворачивая его вправо, влево, стараясь хотя бы на мгновение выхватить из тьмы каждый кусочек земли у подножия башни. Ей показалось, что в сторону от светового пятна метнулась тень. Луч прожектора зигзагами скользил по земле, стараясь дотянуться до непрошенного гостя. Иногда Еве казалось, что она вот-вот его настигнет, но каждый раз тень ускользала от света, оставляя лишь намек на свое присутствие. Девушка не выдержала, надавила на спусковой крючок. Раздался грохот, росчерки выстрелов прорезали тьму, впиваясь в землю. Опустошив магазин, она замерла. Облизала пересохшие губы. Вокруг вновь воцарилась тишина, которую время от времени прорезали таинственные звуки и шорохи. Но они были в стороне и к башне не приближались.

Вошла в дом.

– Датчики сработали?

– Да, Ева. Два раза. Но ты же знаешь, в темноте от них толку мало: все равно не видно – человек это, когтярь, или дикая кошка.

Она села на стул.

– Нет, не кошка. И не когтярь. Я думаю, что опять приходил тот человек, только на этот раз один. Как считаешь, он еще вернется сегодня?

– Ты устроила такое шоу со светом и стрельбой, что, думаю, вряд ли.

Она усмехнулась.

– Ладно, я на балкон.

К восходу солнца Ева совсем вымоталась, ей ужасно хотелось спать. Она завалилась в постель прямо в одежде, буркнула “если что, буди” и мгновенно вырубилась. Сны в этот раз ее не беспокоили, только комариный писк заставлял время от времени отмахиваться рукой от назойливых насекомых.

– Комары? – Ева села, протерла заспанные глаза.

Часы показывали, что она проспала до пяти вечера.

– Черт… Какие еще комары? Откуда? Их же нет с того самого момента, как… Ты их не слышал, Альберт?

– Нет, у меня не настолько чувствительный микрофон.

Она рефлекторно почесала место укуса, посмотрела на красное пятно на руке.

– Все-таки это комары, Альберт! Мне не приснилось! Неужели экосистема восстанавливается?

Голосовой помощник молчал некоторое время.

– Сомнительно. Невозможно восстановиться из ничего. Большая часть живых организмов, существовавших на планете, безвозвратно утеряна.

– Но, может быть, в каких-то отдаленных местах? На болотах? Может, их личинки смогли сохраниться?

– Или кто-то привез их на планету позже.

– Привез?

Ева задумалась. Потом вскочила с кровати, наскоро перекусила, закинула за плечо рюкзак.

– Опять уходишь?

– Да. И на этот раз не пытайся меня остановить.

– Сегодня ты собралась еще позднее, чем вчера.

– Вот и хорошо, сделаю кое кому сюрприз! Поохочусь на его территории, в темноте.

– Глупо и опасно.

– Смелость города берет. Сигналь по рации, если что.

Она спустилась на землю, осмотрелась. Попробовала найти следы, но, ничего не обнаружив, двинулась в степь, окаймленную вдали лесной полосой. Почему-то Ева знала, что надо идти туда. Не в сторону поселка или, не приведи господь, карьера, а именно вглубь степи. За годы одиночества ее инстинкты обострились, она часто полагалась на свой внутренний голос. И на этот раз он не обманул ее.

Наметанный взгляд зацепился за едва заметные отпечатки в пыли. Она подошла ближе, присела на корточки. Протянула руку, коснувшись нагретой солнцем земли.

– Попался.

Не было сомнений – это те самые ботинки, которые позапрошлой ночью оставили следы рядом с башней! Цепочка иногда терялась, но Ева каждый раз находила ее и шла дальше. “Он был здесь не так давно. Может, часа три или четыре назад. Если поторопиться, можно к ночи нагнать”. Следы хоть и петляли, шли порой зигзагом, но сохраняли основное направление – в сторону леса. Еву это беспокоило, она никогда не заходила так далеко, не бывала в гуще высоких деревьев. Но отступать, возвращаться – даже и не думала.

К вечеру лес стоял перед ней стеной. Ева замедлила шаг, остановилась. Звезда, по привычке именуемая Солнцем, уже скрылась за верхушками деревьев, отбрасывая в степь длинные, устрашающие тени. Девушка оглянулась. Где-то там, позади, еще можно было разглядеть тонкую тростинку башни. Но вернуться до темноты Ева уже не успевала, и, несмотря на сомнения, она вступила в лес.

Со всех сторон ее окутали прохлада, сумрак и тишина. Под ногами почти бесшумно прогибалась лесная подстилка. Здесь Ева впервые потеряла следы без всякой возможности обнаружить их снова. Ни пыли, ни песка – в толстом слое хвойных иголок и мшистых зарослей ботинки просто не оставляли отпечатков. Она скинула с плеча карабин, стала медленно пробираться вперед, внимательно осматривая кусты и нижний ярус деревьев: хоть бы один слом или изогнутая ветка, хоть что-то, намекающее на то, что здесь прошел человек!

Краем глаза заметила блик в глубине чащи. Пришлось долго всматриваться, наклоняясь из стороны в стороны, словно заинтересованная кошка, прежде чем Ева сумела снова разглядеть красноватый отблеск. Что это? Отражение заходящего солнца? От чего? А может, фонарь? Выбора у нее не было – тьма сгущалась, шансы найти какие-то следы становились все более и более призрачными. Надо идти на свет!

Хотела связаться с Альбертом, узнать, все ли там в порядке, но благоразумно решила соблюдать тишину. Подавляя в душе волнение и страх, упрямо двигалась вперед. Изредка свет мелькал между деревьями, давая ей ориентир, но чаще густое переплетение стволов скрывало его и приходилось полагаться на собственное чутье.

Несколько раз Ева останавливалась. Ей казалось, что слева она слышит посторонние звуки, не похожие на шелест ветвей. А потом еще хуже – почувствовала на спине чужой взгляд. Ощущение, которому нельзя доверять на сто процентов, оно может быть результатом перевозбуждения и собственных фантазий. Но Ева знала наверняка: ее заметили и теперь преследуют. “Что ж, давай поиграем в охотника и жертву… Еще неизвестно, у кого какая роль!”.

Она ускорилась, стала резко отклоняться от намеченного пути, используя для прикрытия естественные препятствия – возвышенности, заросли кустов. Заметила вдруг ложбину, темной полосой пролегающую слева от нее. Прыжок в сторону… Ева скрылась в расщелине с головой, едва устояв на ногах. Развернулась на сто восемьдесят градусов, побежала в обратном направлении, каждую секунду рискуя запнуться о корни деревьев. Дыхание сбивалось, но она старалась дышать так, чтобы ее не услышали даже с небольшого расстояния.

Расщелина раздалась в стороны, ее дно стало ровнее, оно поднималось вверх. Ева выскочила на открытое пространство между деревьями, которое проходила не больше минуты назад. У нее получилось сделать круг и теперь, если этот маневр остался для преследователя незамеченным, она могла оказаться у него за спиной. Медленно пошла вперед, выставив оружие наизготовку. Несколько деревьев, росших одно за другим, мешали ей разглядеть – что там дальше? Шагнула в сторону и… увидела его.

Темная фигура, закутанная в длиннополый плащ. На голове капюшон. До незнакомца несколько шагов, и, похоже, он только сейчас почувствовал, что за спиной у него кто-то есть. Резко обернулся
Навигация (1/2): далее >
122 0 6 0

Комментарии (0)

Показать комментарий
Скрыть комментарий
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться
Наследие Хаоса
Начало летописи о первых воинах ступивших на землю...
Версия: Mobile | Lite | Touch | Доступно в Google Play